Денис Александров собирает золото по крупицам
VIN TOP

Блоги

Денис Александров собирает золото по крупицам

Денис Александров собирает золото по крупицам

Денис Александров собирает золото по крупицам

Об этом сообщает Дедал



В кризис 2009 года Денис Александров вместе с Альфа-банком разбирался с проблемными должниками, затем помог Роману Абрамовичу и его партнёрам заработать более 500% на акциях компании Highland Gold. Сейчас он руководит золотодобытчиком Petropavlovsk — основатель компании сидит в СИЗО, производство падает, а пятилетний корпоративный конфликт, кажется, далек от завершения.

Вряд ли гендиректор золотодобытчика Petropavlovsk Денис Александров ожидал, что в первый раз на своё рабочее место попадет по приглашению следователя. Но именно это ранним утром 24 декабря 2020 года предложил ему сделать мужской голос на другом конце трубки. Добравшись до небольшого особняка на берегу Яузы, Александров обнаружил, что в нём полным ходом идёт обыск.

В тот же день был задержан основатель Petropavlovsk и экс-сенатор от Амурской области Павел Масловский. 25 декабря Масловскому исполнилось 64 года, суд отправил его в СИЗО по обвинению в растрате.

Арест Масловского стал апогеем корпоративного конфликта в Petropavlovsk между его основателем и компанией «Южуралзолото» миллиардера Константин Струков, которой принадлежало около 24% акций золотодобытчика. Денис Александров называет себя равноудаленным от обеих сторон конфликта управленцем — в Petropavlovsk его пригласил независимый хедхантер. Как менеджер, работавший с командами Михаил Фридман и Роман Абрамович, рассчитывает восстановить истерзанную корпоративными войнами компанию и с какими проблемами уже столкнулся?

Нефть и должники

Со своим первым работодателем 22-летний уроженец городка Большой Ключ в Приморье Денис Александров попрощался, когда в качестве зарплаты получил 500 килограмм камбалы. Александров работал в рыболовецком колхозе имени Первого мая. В 1991 году колхоз помог молодому человеку оплатить обучение в Дальневосточном государственном университете на только что открывшемся российско-американском факультете. Партнёром российского вуза был университет Мэриленда. Пока Александров изучал международные отношения и менеджмент, дела у колхоза шли все хуже. Так что в рыболовном бизнесе он надолго не задержался, и в 1996 году устроился в офис PricewaterhouseCoopers во Владивостоке, где занимался аудитом золотодобывающих и нефтегазовых компаний. В 1998 году компания выиграла тендер на проведение аудита РАО ЕЭС, и Александрова перевели в московский офис.

За следующие 20 лет Александров приобрёл внушительный послужной список. Во второй половине 2000-х он участвовал в выходе на IPO компании Timan Oil & Gaz и был финансовым директором фонда «Арлан» бизнесмена Аркадия Большакова с активами в золотодобыче и сельском хозяйстве. Но большая часть трудовой биографии Александрова пришлась на работу в двух структурах: «Альфа-Групп» Михаил Фридман # 18 и партнёров и золотодобытчике Highlang Gold — из обоих он увольнялся, а затем возвращался вновь.

С будущими миллиардерами Фридманом, Алексей Кузьмичев и Герман Хан Александров познакомился в 2001 году в Лондоне. Уволившись из PricewaterhouseCoopers, он устроился корпоративным секретарем в подразделение CTF Holdings — субхолдинг «Альфа-Групп», управлявший нефтегазовым трейдером Crown Resources. В годы становления «Альфы» эта компания была ядром её бизнеса, но в 2002 году менеджмент Crown Resources выкупил трейдера и ушел в свободное плавание. А Александров недолго проработал в московских структурах «Альфы».

Михаил Фридман сегодня характеризует Александрова как «толкового и достойного парня». Алексей Кузьмичев называет его честным и порядочным управленцем, которому под силу руководить крупными структурами. Хорошо отзывается о нём и Владимир Татарчук, в 2005-2010 годах возглавлявший корпоративный блок Альфа-банка. С командой банка Александров познакомился в 2008 году, когда вернулся в «Альфа-Групп» — финансовым директором инвесткомпании A1. В кризис A1 управляла фондом Alfa Distressed Assets (ADA), который выкупал у банковских структур «Альфы» активы, полученные по договорам залога. Под управлением A1 были активы на $2 млрд, в задачи инвесткомпании входил их перезапуск и дальнейшая продажа. Среди крупнейших проектов — Донецкий электрометаллургический завод (продан «Мечелу» за $500 млн) и производитель шин «Амтел-Фредештайн», который за $170 млн приобрёл «Сибур».

«Это была звёздная команда, что называется dream team, — вспоминает Александров о работе в A1. — На уровне управляющих директоров царило полное доверие, люди не боялись конструктивных конфликтов — мы могли разругаться в пух и прах по какому-то рабочему вопросу, а потом выйти из офиса друзьями и пойти в бар или поехать отдыхать вместе». В «Альфе» одним из главных навыков было умение быстро принимать зачастую не самые популярные решения. Не называя имен, Александров вспоминает, что команда A1 могла взять в свои руки управление предприятием и в тот же день отправиться в порт, чтобы остановить отгрузку товаров. «Как в революцию — нужно взять почту, телефон, телеграф», — усмехается он.

Были не только «боевые» истории, например, Александрову часто приходилось летать на Кубу, где A1 планировала добывать никель, или в Турцию, где компании принадлежала крупная сеть кинотеатров. В 2010 году Александров несколько месяцев проработал управляющим директором A1, пока компанию не возглавил выходец из «Альфа Капитала» Михаил Хабаров. Из «Альфы» Александров ушел в 2011 году, в структурах группы он проработал в общей сложности порядка пяти лет. А Highland Gold он посвятил ещё больше — девять.

Среди учредителей Highland Gold, зарегистированной весной 2002 года, помимо британского инвестфонда Fleming Family & Partners и южноафриканской Harmony Gold, был Иван Кулаков, бывший член совета директоров «Сибнефти» Роман Абрамович # 5 . С приобретения у Абрамовича лицензий на месторождения в Хабаровском крае и Забайкалье и начался бизнес Highland Gold. Сам миллиардер тогда был губернатором Чукотки, его активами управлял фонд Millhouse.

В декабре 2002 года Highland Gold разместила акции на рынке альтернативных инвестиций Лондонской фондовой биржи. Вскоре к её команде присоединился Александров — его пригласили на позицию внутреннего аудитора, затем он стал финансовым директором.

Первый опыт работы в Highland Gold был недолгим. Александров уволился из компании в 2006 году, а вернулся спустя 10 лет, когда около 45% акций принадлежало Абрамовичу и его партнёрам Евгению Швидлеру, Валерию Ойфу и Давид Давидович # 178 .

Золото миллиардеров

В начале 2015 года Александров руководил компанией Auriant Mining, развивавшей два небольших золотоносных рудника в Забайкалье и Туве. От знакомого он узнал о руднике «Валунистый» (Валунистое месторождение) на Чукотке, собственники которого не знали, как развивать актив. Aurant Mining взяла рудник в управление, и уже к концу года, вспоминает Александров, стало понятно, что актив может приносить деньги.

«Валунистый» принадлежал Millhouse Абрамовича и фонду Invest AG его партнёров Александр Абрамов # 25 и Александра Фролова. В конце 2015 года в Лондоне Александров встретился с Абрамовым, а тот познакомил его с Евгением Швидлером, курировавшим в команде Абрамовича горнорудное направление. И в январе 2016 года Александров, по предложению Швидлера, возглавил Highland Gold.

Компания, в которой он работал в середине 2000-х, сильно изменилась. Highland Gold рассталась с рядом месторождений, купленных у Абрамовича. Например, лицензия на Дарасунское месторождение была продана после пожара в одной из шахт, а Майское месторождение досталось фактически за долги «Полиметаллу». Многие инвестиционные аналитики уже несколько лет не анализировали акции Higland Gold из-за низкой ликвидности. А сами акции торговались вблизи исторических минимумов — порядка 50 пенсов (около $0,68) за бумагу. Для сравнения, в конце 2007 года, когда Millhouse стал акционером Highland Gold, её акции стоили дороже 1,5 фунта стерлингов ($2,06) за штуку.

К концу 2019 года котировки Highland Gold выросли уже до 210 пенсов ($2,88) за бумагу. Что смог сделать новый гендиректор? Когда Александров возглавил компанию, производство золота на одном из ключевых месторождений — Многовершинном — падало. «Одной из задач было составить план закрытия предприятия к 2018 году, — вспоминает Александров. — Мы вложились в геологию, почти в полтора раза увеличили штат геологов на предприятии». В начале 2019 года компания сообщила, что, по итогам разведки, запасы Многовершинного увеличились на 70%. «Мы продлили срок службы сначала до 2020 года, а потом ещё на 10 лет — это, я считаю, было одним из главных достижений», — говорит Александров.

При новом гендиректоре компания начала менять корпоративную культуру, вкладывая деньги в охрану труда и образовательные программы для топ-менеджмента. «Смысл всех преобразовании заключался в понятии die last, — объясняет Александров. — Что оно означает? Мы не контролируем цену на золото, а она может упасть в долгосрочной перспективе. Единственное, что мы можем контролировать — это нашу себестоимость. Поэтому, если цена на металл упадет ниже плинтуса, наша себестоимость должна быть такой, чтобы мы умерли последними в отрасли».

В августе 2020 года Абрамович и его партнёры продали 40% Highland Gold бывшему топ-менеджеру группы ПИК Владиславу Свиблову из расчета 3 фунта стерлингов ($2,75) за бумагу. Вся компания была оценена в $1,4 млрд, Свиблов, также, выкупил акции миноритариев, став единственным собственником компании. Помогли не только управленческие успехи. В разгар пандемии цена на золото побила исторический рекорд, превысив $2000 за унцию. Собеседник Forbes, близкий из Millhouse, говорит, что с учетом роста котировок и дивидендов возврат фонда на капитал с момента назначения Александрова составил почти 550%.

Александров признает, что после прихода Свиблова оказался на перепутье. «С одной стороны, у нас был очень хороший прямой диалог с Владом, мы говорили про текущее состояние дел и будущее компании, — вспоминает он. — С другой стороны, я понимал, что компания стала абсолютно частной, у Влада были и другие активы (например, месторождения Озерное и Дарасунское. — Forbes), но я не был посвящен в то, планирует ли он их развивать вместе с Highland Gold. Я видел, что намечаются перемены, а если в момент перемен звонят хедхантеры — всегда нужно брать трубки». Хедхантер позвонил Александрову в конце осени и предложил возглавить Petropavlovsk.

Последние пять лет эта компания, созданная в начале 2000-х Павлом Масловским вместе с партнёром Питером Хамбро, провела в состоянии непрекращающегося корпоративного конфликта с десятком действующих лиц. Но война, разыгравшаяся летом 2020 года, оказалась самой масштабной. В феврале крупнейший пакет акций (около 22%) у миллиардера Роман Троценко # 25 выкупил ещё один участник списка Forbes, глава «Южуралзолота» Константин Струков. Он был хорошо знаком с Масловским, возглавлявшим компанию, но уже в июле «Южуралзолото» вместе с рядом миноритариев проголосовал против того, чтобы основатель Petropavlovsk вошел в совет директоров. По правилам компании Масловский после этого не мог оставаться на посту гендиректора. В интервью «Коммерсанту» Струков сетовал, что команда Масловского неэффективно управляет компанией, и настаивал, что у Petropavlovsk должен быть независимый директор. Масловский обвинял его в сговоре с другими акционерами и попытке захватить компанию.

Долгое время казалось, что перевес в войне на стороне Масловского. Руководители добывающих предприятий в Амурской области блокировали решения совета директоров. А в августе охрана московского офиса Petropavlovsk отказалась пускать в здание временного гендиректора Максима Мещерякова, тому пришлось пройти силой, пока у входа дежурили то парни спортивного телосложения, то мужчины кавказской национальности.

Александров был назначен гендиректором в начале декабря и тоже первое время не имел доступа в офис. «Был риск с точки зрения военной обстановки, которая царила в компании, — говорит он. — Но я понимал, что правда здесь на стороне совета директоров, потому что не может быть такого, чтобы в публичной компании дочерние структуры не выполняли распоряжения головной компании».

25 декабря Масловского отправили в следственный изолятор. За несколько дней до ареста представитель «Южуралзолота» в совете директоров Petropavlovsk Максим Харин написал руководителю управления «К» ФСБ Ивану Ткачеву письмо. В нём он сообщил, что сын Масловского Алексей в 2018 году мог продать одной из структур золотодобытчика офисное здание в Благовещенске по завышенной цене. Недавно обвинение Масловскому переквалифицировали с растраты на мошенничество, его сын заочно арестован и объявлен в розыск. «Это дело возбужденно с нарушением действующего процессуального законодательства и не имеет под собой никакой реальной основы», — заявил Forbes адвокат Масловского Андрей Ляхов.

Упорство и руда

Александров говорит, что обращение Харина в ФСБ стало сюрпризом для него и членов совета директоров. После ареста Масловского новая команда Petropavlovsk, пришедшая из Highland Gold, смогла за несколько месяцев установить контроль над компанией. Пригодился опыт, полученный в А1, признается Александров, но считает, что и так смог бы найти общий язык с Масловским, к которому относится с уважением: «До ареста я пытался найти общих знакомых, которые могли бы меня отрекомендовать перед Павлом Алексеевичем».

Новая команда сократила штат московского офиса с 170 до примерно 100 сотрудников — в основном вспомогательные службы, например HR и IT. Расстаться пришлось и с руководителем одного из рудников — Александров вспоминает, что приехал на предприятие и столкнулся с нарушением техники безопасности и «несоблюдением сухого закона».

В Petropavlovsk взялись за работу над издержками. «Мы остановили на месяц платежи подрядчикам, разобрались с контрактами, смогли снизить их стоимость на 10-15%, — рассказывает Александров. — Мы проанализировали всех крупных контрагентов — из 100 компаний, которые попали в красный список, около 30 перевели в чёрный список и с ними прекратили работу». Топ-менеджер одной из дочерних компаний Petropavlovska владел компанией-поставщиком. «За два года она поставила нам продукции на 400 млн рублей и все об этом знали, — удивляется Александров. — С этим сотрудником мы расстались». Всего за первые месяцы удалось сократить затраты на $26 млн.

В октябре Александров должен представить акционерам новую стратегию Petropavlovsk. По итогам первого полугодия 2021-го производство компании обвалилось на 38% до 5,5 тонн золота. Одна из причин — в разгар корпоративного конфликта прошлой осенью компания не смогла договориться о переработке стороннего золотого концентрата. Но собственное производство тоже падает, признает Александров — фактически с 2019 года.

Причина в том, что на большинстве месторождений Petropavlovsk в Амурской области закончились лёгкие руды и остались так называемые упорные, представляющие соединение золота с серой. Для обогащения таких руд не подходят старые фабрики Petropavlovsk.

Масловский озаботился проблемой упорных руд ещё в 2010 году — Petropavlovsk начал строить на старейшем Покровском руднике автоклавный комплекс. Запущен он был в 2018 году. Принцип автоклава в том, что при большом давлении и температуре в результате взаимодействия с кислородом сера в золотом концентрате распадается. Получают такой концентрат на флотационных фабриках — из пены, в которой находятся измельченные золото и сера. На начало 2020 года у Petropavlovsk была только одна флотационная фабрика — на месторождении Маломыр. В начале июня команда Александрова запустила вторую фабрику на «Пионере».

«В четвертом квартале мы выйдем на 100%-ю загрузку автоклава, — рассчитывает Александров. — Параллельно идёт строительство второй очереди фабрики на «Маломыре». По итогам года компания планирует произвести 12,2-13,3 тонн золота, из них 10-11 тонн — из собственного концентрата.

Petropavlovsk владеет 75% в компании-операторе Эльгинского месторождения, расположенного рядом с действующими рудниками. Большая часть запасов Эльгинского месторождения приходится на упорные руды, говорит Александров: «Это важный проект, который мы закладываем на будущее». Построив на Эльгинском месторождении отдельную флотационную фабрику, Александров рассчитывает уйти от зависимости от концентрата других компаний.

Наследство Масловского может помочь Petropavlovsk найти новые способы заработка. «Автоклав в России есть только у нас и у «Полиметала», — отмечает Александров. — А во всем мире падает содержание золота в руде и заканчиваются окисленные руды. И мы можем предложить нашим коллегам по отрасли: если у вас есть месторождения с упорными рудами, и вы не очень понимаете, что с ними можно сделать — мы готовы прийти. У нас есть научно-исследовательский центр в Санкт-Петербурге, НИЦ Гидрометаллургия, которые подберут правильную технологию, у нас есть автоклав, мы умеем строить флотационные фабрики».

Недовольный старатель

С начала декабря 2020 года акции Petropavlovsk обвалились уже на 35%. Одна из причин — коррекция на рынке золота, сейчас оно стоит около $1800 за унцию. Но неуверенности инвесторам добавляет и состоявшееся в конце июня собрание акционеров компании. На нём Александров не смог набрать необходимое количество голосов, чтобы пройти в совет директоров. Год назад на таком же голосовании Павел Масловский был отстранен от управления компанией. Александров свою должность сохранил. Как писал «Интерфакс», против его кандидатуры голосовал в том числе представитель «Южуралзолота» (сейчас владеет блокпакетом в размере 26,9% акций). Компания Струкова также проголосовала против опциона на 1,5% акций Petropavlovsk, который рассчитывал получить Александров.

Отвечая на вопрос Forbes о причинах такого решения, Константин Струков категорично заявил, что оценивает результаты работы Александрова как неудовлетворительные: «На сегодня он ничего не делает. Это мнение основных акционеров».

С этим выводом согласны не все. Второй по размеру пакет акций Petropavlovsk (17,8%) принадлежит структурам инвесткомпании Prosperity Capital Management. «У Petropavlovsk нет контролирующего акционера, и даже самый крупный «Южуралзолото» владеет менее трети капитала компании, — рассуждает директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский. — Соответственно, у компании должен быть независимый совет директоров, который должен нанимать независимый менеджмент. С этой точки зрения, к Денису [Александрову] пока нет никаких претензий, он опытный боец, равноудаленный от всех акционеров и уже хорошо себя зарекомендовал».

Плюс Александрова, считает Сосновский — в том, что он привёл с собой команду из Highland Gold, но судить о результатах её работы ещё рано: «Команда Александрова пытается справиться с падением производства, запускает фабрику на «Пионере», строит вторую секцию флотации на «Маломыре». Но пока все результаты можно оценивать скорее в тактическом плане, судить о том, насколько они продвинулись в операционном управлении ещё рано. Это будет видно не раньше, чем по результатам за весь 2021 год».

В Prosperity были удивлены позицией «Южуралзолота» по поводу опциона. «Изначально Денис согласился прийти в компанию на своих условиях, которые в том числе включали вознаграждение, основанное на опционе, привязанном к стоимости акций, — говорит Сосновский. — Мы это поддерживали, благодаря таким условиям интересы Александрова полностью совпадали бы с интересами всех акционеров Petropavlovsk, которые в первую очередь настроены на рост акционерной стоимости компании».

Новый корпоративный конфликт в Petropavlovsk? Александров не комментирует свои взаимоотношения со Струковым, но признает, что результаты голосования «огорчают». «Но для меня важно, что совет директоров единогласно поддержал меня как CEO. Я потом пообщался с представителями акционеров, и большая часть хочет, чтобы я оставался в компании. Поэтому итоги собрания как вотум недоверия я не воспринимаю. Остаюсь и продолжаю работать», — утверждает Александров.

Журналистам Forbes не раз доводилось беседовать с Павлом Масловским в его кабинете с видом на Яузу, отличавшемся аскетичной обстановкой и крепким запахом табака. Заехав в кабинет, Александров украсил одну из стен фотографиями с семьей. Табаком здесь пахнет до сих пор, но меньше — курение в московском офисе Petropavlovsk строго запрещено. Масловский не стал комментировать сегодняшний топ-менеджмент компании. А его адвокат Ляхов передал, что основатель золотодобытчика не отступает от слов сказанных в разгар конфликта со Струковым: наемники развалят компанию, что якобы уже и происходит.


Источник: Криминальная Россия

Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ